lohmatiy77 (lohmatiy77) wrote,
lohmatiy77
lohmatiy77

Генеральный сепаратист Украины: главенство беззакония над правом


Историю с «авральным» изменением закона «О прокуратуре» специально «под Луценко», которая произошла около двух лет назад, помнят все. В срочном порядке принятые Верховной Радой правки в этот закон писались нарочно для того, чтобы не имеющий юридического образования Юрий Луценко мог занять кресло Генерального прокурора, «в связи с революционной необходимостью», так сказать.

Другую, более раннюю историю «подгонки» законодательства под этого же персонажа Евромайдана, которая произошла четыре года назад, мало кто заметил, да и те вряд ли успели уследить за шаловливыми ручонками «фокусников», дорвавшихся до власти. Речь идет о «знаменитой» амнистии для участников Майдана, утвержденной парламентом 21 февраля 2014 года и мелких, но уверенных шагов различных ведомств по преданию забвению «неудобных» фактов.

«Забытая статья Юрия Луценко. Как парламент амнистировал за сепаратизм нынешнего генпрокурора», - разбирались с подробностями журналисты опального украинского издания «Страна», и вот о чем они написали.
Об этом законе много говорили в последний месяц в связи с делом Ивана Бубенчика, который в погоне за славой лично записал и выложил в сети Интернет признание в убийствах сотрудников МВД утром 20 февраля.
«Патриотическая общественность» буквально взвыла при попытке силовиков осудить по закону этого «героя». Тут же «защитнички» стали вспоминать о принятом законе об амнистии для участников Майдана и пугливо причитать, что если посадят Бубенчика, то так дело может дойти и до деяний «атошников», чего доброго. Бубенчика, разумеется, под влиянием «патриотов», выпустили, однако в процессе выяснилось, что данный закон в том числе содержит и статью, написанную персонально под Луценко. А именно, освобождает нынешнего генпрокурора от ответственности по весьма тяжелой статье - 110 УК Украины. Да-да, за призывы к нарушению территориальной целостности.

«Положения данного закона распространяются на... уголовное производство, которое было открыто в отношении Луценко Юрия Витальевича, 14.12.64 года рождения, за совершение уголовного правонарушения, предусмотренного ст. 110 УК Украины, т.е. за посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины или за сепаратизм, другими словами. Значит, всех сепаратистов – в тюрьму и только одного этого, так сказать, элитного сепара, освободить от наказания... Он же у нас особенный, почти уникальный», - написал в Facebook бывший заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин.

То есть, история с «сепаратизмом» Луценко – вполне реальная, невыдуманная. Что же произошло в те дни, за что будущий руководитель президентской фракции парламента и глава ГПУ обвинялся по столь тяжкой статье, и кстати, не по одной?
Первое упоминание о противоправном деянии, и даже о намерениях ареста Луценко в день его рождения, 14 декабря 2013 года, сохранилось в сети в связи с участием будущего прокурора в захвате спецмашины СБУ возле сцены протестующих на Европейской площади. Главной героиней тогда была «неадеквашка» Таня Черновол, которая забралась прямо внутрь автомобиля. Однако, объявления о подозрении, а тем более, ареста по этому эпизоду так и не произошло.

Следующим ярким событием, в которое вляпался Юрий Луценко, это драка под Святошинским судом 10 января 2014 года. Вместе с супругой-нардепом и группами «активистов» он пришел поддержать «васильковских террористов», которым зачитали в тот день обвинительный приговор суда.
Протестующие активисты стали блокировать автозак, завязалась потасовка с милицией, а самому Юрию Витальевичу разбили голову. Впрочем, злые милицейские языки поговаривали, что сам он был сильно нетрезв, поэтому они тут ни при чем. Госпитализированный Луценко потом проходил по делу как потерпевший, так как по факту правонарушения были открыты уголовные дела и против представителей правопорядка тоже.
Как выяснили журналисты, на данный момент никаких следов открытия уголовных дел на Луценко в открытой части Единого реестра судебных решений не сохранилось. Да и было бы странно, не правда ли? Однако, как говорится, Интернет помнит все.

Сам Юрий Витальевич 1 февраля 2014 года в интервью радиостанции «Эхо Москвы» рассказал, что выступает фигурантом двух уголовных дел, и по ним даже были попытки ареста. Первое, «декабрьское», это как раз участие в препятствовании СБУ во время исполнения ими служебных обязанностей, а вот с «январским» гораздо интереснее. Луценко «с революционной гордостью» заявил, что он обвиняется по статьям 110-й, 111-й и 113-й. Правда, как человек без юридического образования, он перепутал их суть и номера, однако по факту, выходит, что обвиняли его в покушении на территориальную целостность и конституционный строй, в госизмене и даже в диверсиях.

После выхода этого интервью, в начале февраля, Мустафа Найем обнародовал некое «письмо из СБУ», в котором госбезопасность требовала «немедленно предоставить все имеющиеся видеозаписи выступлений Юрия Луценко, которые имели место на Майдане Незалежности 22 января 2014 года» в связи с открытым 23 января 2014 года делом, внесенным в ЕРДР под №22014000000000013 по признакам совершения уголовного преступления, предусмотренного ч.3 ст.109 УК Украины, а именно «Публичные призывы к насильственному изменению или свержению конституционного строя или к захвату государственной власти, а также распространение материалов с призывами к совершению таких действий».

Конечно, уже весной 2014 года в СБУ эту информацию опровергали, так стало очевидно, что Евромайдан победил, а значит, был не каким-нибудь госпереворотом, а «Революцией достоинства». Вполне возможно, что в январе дело на Луценко было заведено каким-нибудь честным, и не в меру рьяным сотрудником, который в преступлении видел преступление и работал по совести.
О том, что дело-таки заведено было, увлеченно рассказывал в очередном телеэфире и сам фигурант. Луценко был одним из представителей «оппозиции», которые на Евромайдане презентовали идею создания «Народной Рады», более чем подходящей для обвинений в покушении на конституционный строй Украины.

Идеологами «Народной Рады» предлагалась следующая концепция. Прямо на майдане объявить законную власть «режимом Януковича» и узурпаторами, объявить гражданское неповиновение, собрать подписи присутствующих в поддержку «нового народного правительства» и путем «прямых выборов» ввести активистов майдана в Верховную Раду для осуществления полномочий законодательной власти.
Ничего не напоминает? Примерно по такому же сценарию после государственного переворота в Киеве действовали в Донецке и Луганске. Однако, новыми «властями» Украины для подавления народного неповиновения были брошены войска и развязана масштабная гражданская война.

Зато человек, ранее публично заявивший о таком плане развития событий не только не наказан, а стал… Генеральным прокурором. Что позволено украинцам «первого сорта», то не позволено «схiднякам». Ведь, в отличие от «ылиты наZZii»,на востоке живут «сепаратисты, пьяницы и наркоманы», их давно было пора «обнести колючей проволокой» и взорвать там ядерную бомбу. По публичным и кулуарным высказываниям членов украинского правительства разных лет, по крайней мере.
Итак, по презентованной 22 января 2014 года концепции, Народная Рада должна была созвать «Конституционное собрание», по всей вероятности, выбранное там же, на майдане, и внести правки в Конституцию Украины, в которых будет «восстановлена законность и правопорядок, баланс между ветвями власти, их независимость друг от друга и внедрение реального местного самоуправления». Под «реальным местным самоуправлением» вполне могло пониматься то, что впоследствии требовали на «антимайданах» Юго-востока – федерализация… И именно требование федерализации узурпаторами было объявлено «сепаратизмом», а лидеры и активные участники Антимайданов юго-востока были объявлены преступниками, покушавшимися на конституционный строй и территориальную целостность. Те, кого успели арестовать, получили огромные тюремные сроки, некоторые были убиты и запытаны в тюрьмах СБУ.
Нехорошо получается, Юрий Витальевич… Очень и очень некрасиво.

Впрочем, «кто старое помянет… тот сепаратист и враг государства». В информационном пространстве идея Народной Рады просуществовала не больше недели, а после события завертелись с такой интенсивностью, что уж и не идеологических нюансов было. Мало ли кто в начале 2014 чего наговорил. Стоит отметить, что поначалу идею поддержали все оппозиционные партии, а позже, как жаловался сам Луценко, эта поддержка оказалась всего лишь «протоколом о намерениях», и все сопутствующие неприятности посыпались на него лично.
Вместе с тем, источники в СБУ уверяют журналистов о том, что именно по этим фактам никакого дела действительно не было открыто, намекая, что Луценко мог наговорить о себе как раз с целью получить «политические баллы». Но тогда получается еще некрасивее. Видео с выступлением Луценко «Декларация о провозглашении Народной Рады» до сих пор есть в открытом доступе в Интернете, а значит, представители закона обязаны были отреагировать. Хотя да… звучит забавно.

Еще одно громкое дело, в котором прямо был замешан нынешний главный представитель украинского закона, касается появления оружия на майдане. Напомню, 18-19 февраля противостояние между митингующими и силовиками на вступило в кульминационную фазу. В результате массовых беспорядков активно стороны начали применять огнестрельное оружие - погибло свыше двух десятков протестующих и, по меньшей мере, пятеро силовиков. Обсуждалась вероятная зачистка и разгром Майдана. Луценко взобравшийся на трибуну, был освистан майданщиками, которые требовали раздать митингующим оружие. Сначала Юрий Витальевич эти требования отверг, заявив - он "не директор арсенала" и пришел сюда не для этого.

Но, в продолжении своего выступления, чтобы успокоить разбушевавшихся участников переворота, Юрий Витальевич стал говорить о том, что в нескольких областях Западной Украины захвачены «оружейные комнаты» райотделов милиции и «стволы» уже в пути на Киев.
«То, что происходит в областях... Я сегодня имел встречи с большими чинами силовых структур, руководители которых плачутся: "Как же так, вы говорили, что вы мирные, а вы захватили оружие в управлениях внутренних дел в дислокации внутренних войск на Западной Украине?". На каждое преступное использование властью Януковича оружия против мирных людей будет ответ этих мирных людей. Если против нас бросают вооруженный боевыми патронами спецназ, люди будут защищаться и получат эту защиту в казармах внутренних войск. У нас нет другого выхода, если мы не хотим просто идти на расстрел», - сказал Луценко. – «Ребята, которые кричат об оружии, рано или поздно оно приедет. Я бы очень хотел, чтобы обошлось без этого... Мы люди те люди, которые собираются стрелять, мы будем защищаться. И уже сегодня нам будет чем защищаться».
На следующий день Юрий Витальевич снова держал речь, но уже перед митингующими во Львове. Тогда он вновь говорил об оружии, которое оказалось в руках у участников протеста.

«Два дня назад на Майдане появилось небольшое количество оружия. И только поэтому "Беркут" остановился в 50 метрах от сцены. Они остановились, потому что узнали: у нас есть оружие. Только потому, что появился "огнестрел", они остановились и матом посылали своих начальников, которые приказывали им наступать», - говорил Луценко. И вновь повторил тезис, что оружие люди должны брать не для того, чтобы на кого-то нападать, а для защиты Евромайдана.
Эти высказывания прямо указывают на то, что Луценко по меньшей мере был в курсе «оружейного вопроса», а то и участвовал в организации поставки его на майдан. И не мог не понимать, чем все это обернется.
Впрочем, впоследствии «оказалось», что Генеральная прокуратура «не установила фактов использования во время Евромайдана оружия, похищенного в разграбленных протестантами "оружеек" райотдов МВД в Западной Украине». Показания допрошенного в те дни Луценко так и не были преданы огласке.

Буквально недавно, в связи с арестом Надежды Савченко, эта пренеприятнейшая история снова всплыла в прессе. Так, в комментариях журналистам «Надiя» заявила, что не стоит ждать объективного расследования смертей «Небесной сотни» на майдане до тех пор, пока организатор этих убийств занимает пост Генерального прокурора. И напомнила о приведенных выше словах Луценко с обещаниями вооружить майдановцев.
Сам глава ГПУ отреагировал нервно, заявив, что всего лишь говорил о том, что безнаказанно расстреливать митингующих никому не удастся, а «чтобы найти в этих словах призывы, что у нас есть десятки автоматов, и мы завтра всех будем стрелять, нужно иметь больное воображение».
Как бы то ни было, представители СБУ последовательно опровергают утверждения об открытии уголовных дел на Луценко в 2014 году, называя его высказывания всего лишь попыткой пиара.

И это означает только одно. Если представители службы государственной безопасности страны не усмотрели никакого состава преступления в действиях и словах гражданина, прямо и публично призывавшего к насильственному изменению государственного и конституционного строя, не увидели призывов к вооруженному нападению на представителей внутренних войск при исполнении, и не усмотрели препятствий для назначения этого гражданина на пост Генерального прокурора страны… То совершенно очевидно, что эти самые представители госбезопасности и есть преступники, участвовавшие в антиконституционном государственном перевороте, который и привел к гражданской войне.

Ника Апрельская
Tags: преступления на Украине, украинская власть, украинский кризис
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments