lohmatiy77 (lohmatiy77) wrote,
lohmatiy77
lohmatiy77

Молдавия: ветер надежд и перемен

Оригинал взят у lohmatiy77 в Молдавия: ветер надежд и перемен


В статье «Пойдёт ли дождь над Кишиневом», написанной после первого тура президентских выборов в Молдове, я высказал очень сильный скепсис относительно возможности Игоря Додона прийти к власти. Зная неплохо реалии нашей республиканской политики, я был уверен – пройти не дадут, и либо устроят махинации с подсчетом голосов, либо устроят переворот сразу после прихода к власти.

К счастью, мои скептические предположения оказались ошибочными, и как минимум, Додон смог вступить в свою должность и начать делать первые шаги в кресле президента, самый важный из которых – это январский визит в Москву, на котором была подтверждена приверженность нового президента идеям восстановления нормальных отношений с РФ и урегулирование приднестровского конфликта.

Начало смены политической ориентации Молдовы можно считать свершившимся. Возможно, хоть и далеко не обязательно, мы стоим на грани серьёзного взрыва в региональной политике нашего лимитрофного болота, и стоит остановиться на истории отмирающей системы подробнее.

На протяжении многих лет во внутренней и особенно внешней молдавской политике складывалась парадоксальная ситуация, противоречащая логике и законам общественного развития. При том, что население страны, в целом, всегда было настроено пророссийски или нейтрально (за исключением пары-тройки лет националистического угара 89-92, да и то, нельзя было говорить о повальном увлечении русофобией), а в вопросах социальных – в большинстве своём сочувствует левым силам, за всю новейшую историю к власти не приходило ни одного политика, который бы смог вести политику хотя-бы отчасти отвечающую интересам народа и который бы прислуживался к мнению электората больше чем, к мнению послов ЕС и США.

Система, выстроенная западными странами в своих пост-советских колониях была очень проста – смешать в одну кучу местную мафию, НКО, политиков и общественных деятелей, а также иногда грозить пальцем всей вышеперечисленной публике лишением кредитов, грантов, и высадкой американских солдат. В итоге, неоколонизаторы получили многолетний, стабильный и эффективный контроль над странами. Именно на знании этой системы, на её укорененности в сознании людей и основан мой скепсис относительно возможного успеха действий Додона…

Однако, судя по всему, в этот раз у заокеанского обкома и местных дельцов вышла осечка.

Что же произошло? Наложилось сразу несколько факторов. Общая усталость народа от бандитских властей «Альянса за Европейскую Интеграцию», успевших натворить столько (чего стоит одна лишь «афера с миллиардом») что даже их спонсоры из Брюсселя и Вашингтона не знали что делать, и перед выборами лихорадочно искали менее дискредитированное лицо. В их понимании, относительно молодая, активная и не имеющая за спиной откровенно мафиозной бизнес-империи, Майя Санду была как раз таким прилизанным чиновником европейского типа, способным завоевать доверие людей рядом популистских заявлений. Не учли одного – Санду, бывшая на протяжении нескольких лет министром образования, и превратившая банальный школьный выпускной экзамен в гестаповский допрос, с видеокамерами, диктофонами, и представителями полиции и спецслужб, в народе воспринималась совершенно иначе, чем в уютных кабинетах Брюсселя. Ну никак не может быть популярным политиком человек, своими реформами лишивший возможности получения высшего образования ровно половины школьников. Вездесущему Госдепу вообще было не до Молдовы и прочих Украин - в своих-бы креслах удержаться после собственных выборов и провала Клинтон. Так что в итоге, Игорь Додон прошёл, и прошедшие в первые дни после выборов протесты были весьма вялыми (не сравнить с погромом апреля 2009, и уж тем более Украинским «Евромайданом»).

Первые шаги Додона достаточно решительны, это и отправка в отставку унионистского «министра-ветеринара» Шалару, возглавлявшего мин. обороны (именно он пригласил американский 1-ый кавалерийский на праздник 9 мая 2016, когда янки вынуждены были ретироваться из города чтобы не доводить народ до беспорядков), снятие флага Евросоюза со здания резиденции Президента Республики, и аннулирование гражданства Молдовы бывшему президенту Румынии Траяну Бэсеску, активному участнику движения за аншлюс Молдовы.

Кроме этих чисто символических актов призошло два важнейших события - это встреча с новым президентом ПМР и поездка Додона в Россию — сначала в отпуск в Сочи, где был проведен ряд неофициальных, но очень важных встреч, и официальный визит в Москву (центральным моментом которого стала встреча с В.Путиным).

И встреча с новым лидером ПМР Вадимом Красносельским, и публичые заявления после встречи с Путиным позволяют считать, что новый президент Молдовы собирается выполнить предвыборные обещания и взять курс на урегулирование Приднестровского конфликта и восстановление отношений с РФ.
Напомню, что война ПМР и Молдовы началась в относительно схожих условиях с теперешней войной на Донбассе. Захватив власть летом 1989, Народный Фронт Молдовы повёл курс на отделение от СССР, создание мононационального государства ценой изгнания и уничтожения несогласного населения, и скорейшее объединение с Румынией. Неприятие такой фашистской позиции со стороны очень разнородного и многонационального общества привело к общественному конфликту, пиком которого стала всеобщая забастовка.

И если в столице и центральных районах позиции Интердвижения (созданного в противовес националистической партии) быстро ослабли, не в последнюю очередь из-за палок в колеса со стороны гниющей КПСС, то на юге, в районах компактного проживания Гагаузов и на «заводском», «рабочем» востоке страны, в результате противостояния стачкома и союзных движений диктатуре Народного Фронта, были созданы две республики – Гагаузская Республика, и Приднестровская Молдавская ССР (обе объявили себя не автономиями, а образованиями в ранге союзных республик СССР), переименованная позже в Приднестровскую Молдавскую Республику.

В в 1990 в Гагаузии, а в 1991-1992 году в Приднестровье шли столкновения и активные боевые действия разной интенсивности. После проигранного Молдовой крупнейшего сражения войны - боёв за Бендеры (правобережный город, вступивший в ПМР в дни его провозглашения, и прикрывающий дорогу на Тирасполь), стороны, под давлением России сели за стол переговоров.

Была создана миротворческая миссия, считающаяся самой эффективной в мире – за все эти годы на линии соприкосновения не было ни единого серьёзного столкновения.

Обе стороны вышли из войны порядком экономически потрепанными. К тому-же, переход на рельсы пещерного капитализма, разгул криминала на обоих берегах Днестра, усталость людей от политического взрыва конца 80-ых сделали возможным вполне мирное хоть и весьма неблагополучное сосуществование двух республик хотя-бы отчасти. При заключении мирного договора и в результате работы постоянной смешанной комисии, Молдова на протяжении 90-ых не особо препятствовала существованию Приднестровья (не забывая конечно клеймить сепаратистов в прессе), признавая де-факто автомобильные номерные знаки, юридические лица ПМР, не особо контролирована импорт-экспорт, что позволило спасти хоть часть промышленности Приднестровья. Пока власти воровали, люди сотрудничали и торговали, стараясь как-то выжить.

Всё изменилось с приходом псевдокоммуниста и вполне настоящего олигарха Владимира Воронина. Придя как про-российский президент, «дед» вскоре развернул политику партии и государства на 180 градусов, и одним из первых результатов такой политики стало практически полное прекращение отношений с Приднестровьем, установление экономической блокады в середине 2000-ых, постоянные провокации силового характера, предотвращаемые только благодаря усилиям Российских миротворцев. Была полностью сорвана буквально одним звонком из Американского посольства инициатива представителя президента РФ, Дмитрия Козака урегулировать конфликт путём федерализации Молдовы.

После погрома 7 апреля 2009, старого, запутавшегося в собственной лжи, охамевшего до потери чувства реальности «Деда» попёрли более молодые бандиты из унионистских и олигархических партий, а фактическую власть постепенно прибрал к рукам бывший Воронинский финансовый «серый кардинал», а совместительству сутенер и торговец органами В. Плахотнюк.

Новые власти Молдовы, многие представители которых вышли когда-то из Народного Фронта, усилили Воронинскую линию на удушение Приднестровья, выживавшего с тех пор во многом за счет Российской финансовой помощи. С приходом в 2014 к власти на Украине военно-олигархической диктатуры, кольцо блокады окончательно замкнулось с обеих сторон. Был полностью перекрыт экспорт из ПМР, большая часть импорта, прекратилось фактическое признание юр. лиц и печатей приднестровского образца, окончательно введена транспортная блокада до стороны Украины, заблокирована ротация миротворцев РФ. К границам ПМР обе диктаторские клики стянули дополнительные подразделения, держа в постоянном напряжении силы безопасности левобережья.
Не радовали и многие действия президента ПМР Шевчука, превратившего (как во многом, и предшествовавший ему Смирнов) небольшую осажденную республику в собственную кормушку.

Об уровне отношений между республиками все последние годы красноречиво говорит тот факт что встреч на президентском уровне (даже без обсуждения вопроса признания независимости, а просто рабочих встреч в рамках урегулирования конфликта) не проводилось на протяжении почти полутора десятков лет.
Сейчас появился шанс на прекращение конфликта. Президент Молдовы Додон, и также избранный буквально на днях президент ПМР Красносельский имеют все возможности начать с чистого листа. Несмотря на договоренность не затрагивать политических вопросов, а заняться лишь дежурными техническими проблемами урегулирования, полуторачасовая встреча, и принятое не ней принципиальное решение возобновить работу комиссий по решению конфликтных вопросов уже хорошо само по себе.

В Москве на рабочих встречах министерского уровня, и на встрече с президентом России, И. Додон подтвердил планы Приднестровского урегулирования, предварительно оценив необходимое для этого время в 2-3 года, обсуждал вопрос о снятии Российского эмбарго на Молдавскую продукцию, урегулирования статуса Молдавских трудовых мигрантов, отмене договора о евроассоциации. Очень символичен был подарок сделанный Путиным Додону — старинная карта Молдавского княжества, занимавшего как известно, территорию от карпат до черного моря и от днестра до трансильвании, во времена когда самого понятия «Румыния» не существовало.

Если отмести дипломатическую протокольную и пропагандистскую мишуру, в сухом остатке из сказанного мы получим следующее — над урегулированием последствий войны 1992 будут работать возвращаясь к плану федерализации и отказом Молдовы от унионистско-русофобской политики. Вопросы торгово-экономического характера в отношениях Молдовы и РФ будут решаться на взаимовыгодных условиях и в условиях контроля за потоком товаров. Для вопроса отмены евроассоциации (а именно входящие в «европакет» торговые договоренности с ЕС мешают сейчас восстановить торговлю с Россией) Додону и партии социалистов нужно большинство в парламенте, который сейчас большей частью конролируется противниками российско-молдавского союза.

Сейчас для Додона очень важно продолжить начатое. Превратить популистские заявления, делавшиеся и до него далеко не одним политиком, в систематическую политику своей администрации. Однако, следует заметить что перед ним стоит несколько сложнейших препятствий, что и порождает во мне некий скепсис относительно возможности реализации подобных планов в полном масштабе.

Все-таки политиков явно способных радикально переломить хребет гидре, у нас явно нет. Возникает ряд вопросов – способен ли Додон, даже с поддержкой населения и помощью Москвы преодолеть следующее:

Первая проблема – это то, что президент Молдовы крайне ограничен в своих возможностях конституцией, он не способен даже назначить правительство. Почти вся власть сосредоточена в руках парламента, и чтобы двигаться дальше, необходимо вычистить из него любым методом, от досрочных выборов до более радикальных мер, шваль из «Альянса За Европейскую Интеграцию».

Вторая проблема связана с первой. Несмотря на ужасную репутацию, сутенер-кукловод Плахотнюк находится сейчас на вершине своего могущества. Избавившись от всех конкурентов, скупив чуть ли не две трети депутатов парламента, посадив назначенцев в значительную часть гос.учреждений, имея собственный батальон под видом охранного агентства, наркобарон-олигарх и его западные кураторы не сдадутся без боя. И вопрос в том, способен ли Додон избавиться от паутины, умело расставленной Плахотнюком в те времена когда Додон, будучи депутатом, принял, как говорят, с собственной финансовой выгодой, некоторые решения выгодные партии сутенера. Перерастёт ли президент Молдовы старые привычки молдавской политики? Почему Плахотнюк дал зеленый свет Додону на занятие президентского кресла — это очередная игра «кукловода» или же просто кукловод оказался сам в ловушке, и был крепко взят Российскими спецслужбами за одно место?

Третья, и в стратегическом плане самая серьёзная проблема, сломавшая в своё время Владимира Воронина – это, конечно же, западное давление. Уже понятно, что Додон не собирается делать из Молдовы Северную Корею или Кубу, открыто противостоящие западному миру, но идет ли речь о действительно сбалансированной политике, рассчитанной на защиту интересов Молдовы, или же это будет очередное сидение на двух стульях по примеру Шеварднадзе-Воронина-Януковича – покажет время. Насколько теперь звонки из западных посольств будут влиять на политику президента (и парламента с правительством, если партии социалистов удастся их занять)? Что произойдёт, если в один день президент проснётся с бушующей, навербованной западными кураторами толпой под окнами своей резиденции, или же будет разбужен звонком от начальника генерального штаба сообщающим о вторжении украинско-румынских войск с двух сторон?

Штефан Кайманов, Кишинёв, 24.01.2017, специально для «ВосходИнфо»

Tags: Молдавия, Россия, геополитика, итоги, президент Молдавии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments