lohmatiy77 (lohmatiy77) wrote,
lohmatiy77
lohmatiy77

Обычный Гражданин: Украина. Интервью, которого не было...

Оригинал взят у lohmatiy77 в Обычный Гражданин: Украина. Интервью, которого не было...

Вступление от автора.
Есть две основные причины, побудившие меня на публикацию «Интервью, которого не было».

Во-первых, нежелание П. Порошенко время недавней пресс-конференции отвечать на поставленные вопросы. Его ложь стала патологией и приняла хроническую форму. А ведь это было бы очень интересно, хотя бы один раз услышать от него правдивые ответы на интересующие многих людей вопросы.

Во-вторых, подобный эксперимент уже ставился в пьесе Пауля Барца «Возможная встреча», повествующая о вымышленной встрече двух музыкальных гениев и современников Георга Фридриха Генделя и Иоганна Себастьяна Баха.

И раз не хочет отвечать президент, найдутся те, кто ответит вместо него. Человеческое воображение, кое-какие навыки в аналитике открывают безграничные возможности для реализации такой идеи. Мне не хотелось, чтобы интервью было «плоским» и однобоким, поэтому на основании его выступлений, фактов биографии и отзывов людей, которые знают его лично, я составил приблизительный психологический портрет интервьюируемого. Для этого пришлось даже разбудить и своих личных чертей – политики это всего лишь кривое отображение нас самих. А что из этого всего получилось, решайте сами…

«Интервью, которого не было…»

"Если человек, который считает себя Президентом Украины, постоянно лжёт, отказывается отвечать на вопросы, которые интересуют миллионы людей, то наш гражданский долг - принять вызов и ответить на вопросы вместо него. Это не только наша обязанность, но и конституционное право..."

Журналист: Добрый день, Петр Алексеевич. Надеюсь, сегодня вы сделаете исключение и дадите подробные и честные ответы на вопросы, которые интересуют наших с вами сограждан.

Петр Порошенко: Да. Давайте попробуем, вопросов накопилось действительно много.

Журналист: И вы действительно готовы дать исчерпывающие ответы на них? Вы не боитесь?

Петр Порошенко: А чего мне бояться? Вы хотите ответов – вы их получите. Но я вас разочарую – то, что я скажу, может вам сильно не понравиться. Вы сами-то готовы услышать ответы?

Журналист: Разумеется. И не только я. Многие украинцы хотят услышать, наконец, от вас правду. Люди устали от ваших пустых обещаний, вечного вранья и беспорядка в стране.

Петр Порошенко: Давайте сразу договоримся так, - вы будете вести себя корректно, и только задавать вопросы, и не будете во время интервью делать свои выводы и утверждения. Как только я услышу от вас утверждение – я тут же прекращаю диалог. Кроме того, вы должны понимать, что при всем желании я не имею права отвечать на некоторые вопросы, поэтому у меня есть три возможности отказаться от ответа во время интервью. Это мои условия.

Журналист: То есть, если я правильно понял, вы оставляете за собой право отказаться отвечать на некоторые вопросы? Но, если вы не откажетесь от ответа, то будете отвечать честно и, то, что думаете?

Петр Порошенко: Да, вы правильно поняли.

Журналист: Хорошо. В таком случае давайте уравняем наши шансы. У меня будет право три раза во время интервью сделать утверждения и выводы на основании ваших ответов.

Петр Порошенко (смеётся): Вам от этого станет легче? Хорошо, договорились. Из вас получился бы неплохой политик – вы умеете торговаться.

Журналист: Вы пытаетесь мне понравиться? Тогда вопрос первый – зачем вы постоянно пытаетесь понравиться и так много обещаете? Вам самому не надоело? Люди уже смеются над вами.

Петр Порошенко: Смеются? Пока люди смеются, я могу спокойно спать. От того, что люди рисуют на меня шаржи, или придумывают анекдоты, - мне ни холодно, ни жарко. Так было всегда. Многие политики проходили через это. Бояться надо других вещей. Напомню, что смеётся тот – кто смеётся последний.

Журналист: Да, но это переходит все разумные грани. Все опросы и рейтинги показывают, что люди не верят вам. Скажу больше – вас ненавидят больше любого из предыдущих президентов, вы хоть это понимаете?

Петр Порошенко: Ну что поделаешь. Это политика. Политика это искусство говорить то, что люди хотят услышать, а не то, что я собираюсь сделать.

Журналист: А вы реально что-то делаете?

Петр Порошенко: Разумеется.

Журналист: Что именно, если не секрет?

Петр Порошенко: Ваш сарказм неуместен. Я делаю то, что считаю нужным.

Журналист: Для кого нужным?

Петр Порошенко: Для меня, как главы государства. Я укрепляю свою власть, используя все имеющиеся у меня ресурсы и методы. Опросы и рейтинги – это для читателей и телезрителей. Когда надо будет - рейтинг будет такой как нужно. Или вы сомневаетесь?

Журналист: Не сомневаюсь. Но у нас парламентско-президентская республика, а ваши полномочия четко прописаны. Вы укрепляете свою власть, используя давление, незаконные и антиконституционные методы.

Петр Порошенко: Вы сделали первое утверждение! Но я дам вам фору – не буду его засчитывать, сделаю вид, что не заметил.

Журналист: С чего такая щедрость?

Петр Порошенко: Вы меня рассмешили и порадовали утверждением о парламентско-президентской республике. Все именно так и должны думать.

Журналист: Почему?

Петр Порошенко: Потому что реальная власть непублична.

Журналист: Один из признаков настоящего государства – публичная власть. Кроме этого есть еще и Конституция Украины. Вас это не касается?

Петр Порошенко: Мало что или где написано. Есть объективные обстоятельства и реальность. Ну как вы себе представляете управление сегодня Украины парламентом? Вы же сами прекрасно видите состав парламента, вы представляете себе, что будет, если такой парламент реально начнёт завтра управлять страной? Вы представляете себе последствия? Вам самому не страшно?

Журналист: Я понимаю, что парламент неработоспособен.

Петр Порошенко: А зачем тогда задаете глупые вопросы? Если завтра дать волю нашему парламенту – вы все завоете и поймете, что такое плохо по-настоящему и захотите «Жити по-новому».

Журналист: Хорошо. Тогда почему управление осуществляется кулуарно? Почему вы не выносите на обсуждение вопрос о предоставлении вам дополнительных полномочий, о внесении изменений в Конституцию?

Петр Порошенко: А зачем? Не заставляйте меня повторяться – реальная власть непублична. Тем более в условиях нашего внутригосударственного хаоса.

Журналист: То есть вы открыто признаете, что у нас в стране хаос?

Петр Порошенко: А вы считаете – я слепой? Или вы считаете, что я настолько недалек, чтобы не понимать реальной ситуации в государстве? Или вы думаете, что я не понимаю, что состав сегодняшнего парламента это бесполезные и тщеславные люди?

Журналист: Жестко вы о парламенте.

Петр Порошенко: Так как есть. Пусть тешатся – думают, что у нас парламентско-президентская республика. Тщеславным и вороватым дуракам много не надо – пусть думают, что они управляют. Их удел – переименование улиц, городов, дурацкие запреты и дележ того, что им перепало за хорошее поведение. Реальные решения они не принимают.

Журналист: Вы так спокойно признаёте, что деятельность по декоммунизации и переименованиям – это глупость?

Петр Порошенко (смеётся): Ну конечно! Я бизнесмен и далёк от идеологий.

Журналист: Почему же вы не мешаете этому? Радикалы раскалывают страну.

Петр Порошенко: Потому что мне это невыгодно.

Журналист: Разъясните подробнее.

Петр Порошенко: Парламент создаёт видимость демократии, тем самым дает легитимность власти. В том числе перед иностранными партнерами и международным сообществом. А своими действиями дает бесконечные темы для новостей и общественных обсуждений. Он вносит разнообразие в повседневную жизнь украинцев, отвлекает от ненужных мыслей. А радикальные партии и группы – от ненужных действий.

Журналист: Каких именно ненужных мыслей и действий?

Петр Порошенко: Вы и так всё поняли.

Журналист: То есть вы превратили парламент из представительского и законотворческого органа в источник для новостных лент и политическое шоу?

Петр Порошенко: Где-то так. Но превратил не я. Разве не вы голосовали за этих депутатов? Зачем перекладывать всю ответственность на меня? Все должны заниматься своим делом, я и правительство – руководить страной, а парламент, который вы навыбирали – развлекать народ. Тем более, и на вас журналистах лежит ответственность за избрание таких депутатов. Заказные статьи, реклама, пиар, да много еще чего. Так что наша с вами ответственность – общая.

Журналист: Но вы же сами душите свободу слова! А теперь все стараетесь переложить на журналистов?

Петр Порошенко: Да ладно! А вы прямо так сопротивляетесь? Напомните мне о гражданской позиции и профессиональной этике своих коллег, когда они будут получать очередной гонорар. Я вам секрет открою – вам не надо ничего запрещать, вам надо только пообещать – вы с радостью утопите друг друга и напишете что надо. Еще и в очередь выстроитесь. Среди вашей профессии тех, кого надо действительно жестко принуждать и давить, очень мало… и это радует. Политик и журналист – это одни из самых продажных, беспринципных и лживых профессий. И вы это прекрасно знаете.

Журналист: Вы вводите антиконституционные санкции и цензуру. Тут тоже виноваты мои коллеги-журналисты? Вы отобрали право людей на получение хоть какой-нибудь объективной информации. Одни телешоу, недоэксперты и глупость. А люди хотят знать правду.

Петр Порошенко: Кто вам это сказал? Почему вы расписываетесь за всех людей? Кто хочет знать – тот и так знает. Большинство людей не хочет знать вашей правды – им так удобнее, – меньше стрессов и проблем. Ваша правда сегодня сделает людей еще более несчастными и может спровоцировать гражданскую войну. Вы этого хотите?

Журналист: Я считаю, что люди имеют право на информацию согласно Конституции Украины. Люди не так глупы, как вы думаете о них, и сами разберутся что, где и когда читать, смотреть или слушать.

Петр Порошенко: Первое утверждение! Осталось еще два. Что касается вашего утверждения, то скажу так – люди в большинстве своём глупы и легко поддаются влиянию. Если завтра открыть половину того, что происходит в Украине – начнётся восстание и гражданская война. Я вот не понимаю – кто из нас сейчас более гуманен по отношению к украинцам, вы или я?

Журналист: Но ведь все к этому идёт! Вы только усугубляете ситуацию и оттягиваете страшный финал. Почему?

Петр Порошенко: Никто не знает, как будет. Но ваш вариант не исключается, и даже вполне вероятен. Если к этому придет, то лучше позже, чем раньше.

Журналист: Вы так спокойно об этом говорите?

Петр Порошенко: А чего мне переживать? Если начнётся гражданский конфликт – стрелять или резать не я пойду, а люди. Это их выбор, на них ложится вся гражданская и уголовная ответственность. Если удастся потушить с помощью силы – хорошо, если нет – страна погрузится в хаос. Свой личный риск я предусмотрел, но эта тема не обсуждается.

Журналист: Но вы же сами провоцируете людей на внутригражданский конфликт. Получается что вы не при чем?

Петр Порошенко: Я поступаю исходя из своих интересов, и вам рекомендую делать так же – это более удобная, конструктивная и выгодная жизненная позиция.

Журналист: Своих личных интересов?

Петр Порошенко: Конечно. А почему вас это так удивляет? Абсолютно все люди преследуют и ставят выше всего только свои личные интересы.

Журналист: А государственные интересы у вас тогда на каком месте?

Петр Порошенко: Государственные интересы для меня важны в той степени, насколько это важно для моих личных интересов.

Журналист: Вы не находите, что это цинично?

Петр Порошенко: Достижение влияния, власти, состояния – никак не может быть циничным. Это залог успеха, это расчет. Во всем мире ценится результат, результат – это успех. Успех неподсуден. Весь мир живет по таким правилам, не я их придумал – не мне их менять. Просто я лучше других умею играть по этим правилам…

Журналист: Точнее сказать – без правил?

Петр Порошенко: Не перебивайте меня. С правилами или без правил – пока выигрываю я!

Журналист: Какой же это выигрыш, когда государство разорено, война, а люди вымирают?

Петр Порошенко: А какая взаимосвязь между моим личным успехом и сегодняшним состоянием государства? Будьте объективны и последовательны – я возглавляю государство всего 3 года, до меня предыдущие власти долго и упорно доводили его до нынешнего состояния. А люди получат возможность устроить свою жизнь и выехать – есть безвиз. Кто хочет воевать – есть АТО. Как видите, я даю право выбора.

Журналист: Это вы считаете выбор?

Петр Порошенко: Какой есть. И этого выбора может скоро не быть.

Журналист: Но вы тоже один из представителей предыдущей власти. Вы же 19 лет во власти, разве не так?

Петр Порошенко: Я умею ловить удачный момент и пользоваться ситуацией. Уметь подстраиваться под текущие или неблагоприятные обстоятельства – это незаменимое качество для достижения успеха. Во всем мире так, или вы считаете, что там собственники и крупный капитал сами по себе возникли? Средневековые войны, крестовые походы, ростовщичество, передел собственности, династические и религиозные войны, гражданские конфликты, банальное пиратство на море – все это первоначальный капитал. Это сегодня наши западные друзья такие белые и пушистые, цивилизованные и воспитанные. Всё это витрина для таких идеалистов как вы. У них демократия и выборы такой же продажный балаган, как и у нас, только они работают тоньше и изящнее, можете мне поверить (смеётся).

Журналист: Западная пресса более независима и объективна. Вспомнить хотя бы ваше провальное интервью с Тимом Себастианом из «Дойче Велле», не так ли?

Петр Порошенко: Да, это была моя ошибка – я не просчитал риски и был неподготовлен. Но вы не стройте иллюзий, Тим Себастиан ничем не рисковал, поэтому и был такой смелый. Он сто раз подумал бы над своими вопросами, прежде чем переходить дорогу, там у себя, и связываться с влиятельными людьми. С таким же успехом, я мог бы послать своего штатного журналиста из «5 Канала», провести независимое и скандальное интервью с президентом одной из стран Африки. Независимых журналистов нет – есть разные работодатели. Вам ли не знать.

Журналист: Вы все время говорите об успехе. Мне кажется или вы путаете свои личные успехи и государственную деятельность? Государство не «Рошен», у вас должны быть более широкие интересы.

Петр Порошенко: Что именно не так? Государство существует, армия создана и воюет, национальная идея продвигается. И даже с олигархами потихоньку разбираемся (смеётся).

Журналист: Государство разваливается, необеспеченная армия ведет боевые действия против своих сограждан вразрез с Конституцией Украины, националистическая примитивная идея все больше раскалывает общество, утеряны территории. А вы рассуждаете о личных успехах. Это государственный подход?

Петр Порошенко: Войну начал не я – это не моя инициатива.

Журналист: Это верно, военные действия начал Турчинов. Но вы продолжаете её, хотя обещали остановить в течение двух недель. Украинцы поверили вам и только поэтому проголосовали за вас, не так ли?

Петр Порошенко: Турчинов начал войну не по своему желанию, он выполнил только то, что ему приказали. Обещать остановить войну и реально остановить её – это разные вещи. Основная задача предвыборных обещаний выполнена.

Журналист: Это шутка? Выполнена задача предвыборных общений?

Петр Порошенко: Я не сказал, что выполнены обещания. Я сказал, что задача предвыборных обещаний выполнена.

Журналист: Каким же это образом?

Петр Порошенко: Я занял пост Президента Украины. Результат достигнут – это главное.

Журналист: Это грубый обман, если не сказать хуже.

Петр Порошенко: Политика – это искусство обмана. Если люди верят всем предвыборным обещаниям, то это их беда. Я даже где-то сочувствую таким украинцам. Может быть, научатся извлекать уроки для себя и со временем будут умнее. Считайте меня очередным репетитором по повышению политико-экономической грамотности населения.

Журналист: Ваши с «коллегами» «уроки» слишком дорого обходятся людям и государству. Недорого ли берёте?

Петр Порошенко: Глупость всегда обходится дороже всего. Может, я еще должен был сделать людей свободными? (смеётся)

Журналист: Вы действительно обещали свободу слова. Вы находите это забавным?

Петр Порошенко: Это действительно смешно – вы, как и многие сограждане, несёте чушь. Свобода – это внутреннее ощущение. Свободным можно быть, свободу можно обрести самому. Но свободу никто не может дать. Президент государства тут не поможет – это не моя епархия, тут или к Богу или к психологу. Кстати, именно поэтому я и отправил своих детей на обучение за границу. Хочу, чтобы они научились быть по-настоящему свободными, обзавелись нужными связями, им легче будет войти в мировые элиты. А тут они ничего, кроме прожигания жизни и глупых иллюзий не получат.

Журналист: А почему вы не делаете все, чтобы тут, в Украине, было как там? Вы поставлены именно для этой задачи.

Петр Порошенко: Боюсь, вы сами не понимаете всю сложность сформулированной вами задачи. Почему я должен исправлять ситуацию, которую создавали еще до меня многие мои предшественники? Необходимо менять кадры, элиты, закрывать границы, переустраивать всю политическую систему. Экономическую систему, инфраструктуру придется выстраивать заново. Это вызовет огромное сопротивление и у наших элит, и тем более, у иностранных партнеров. Если я начну так поступать, то попаду в международный «черный список», стану невыездным и приобрету множество влиятельных врагов. Зачем мне это все? Я ведь никогда и не утверждал, что я государственник-реформатор. Наши избиратели прекрасно знали – кто я и чем занимаюсь. Не вижу связи между ожиданием людей и реальностью.

Журналист: Почему это может вызвать недовольство иностранных партнеров? Вы их боитесь?

Петр Порошенко: Потому что защита перспективных национальных интересов Украины сегодня напрямую связана с ущемлением текущих интересов внешнеполитических сил. А это очень влиятельные страны, организации и люди. Даже Трамп начинает это понимать, там у себя. Сказать легко, а сделать нет. Я не столько боюсь, просто не считаю нужным для себя начинать все это. Скажу проще – лично мне это невыгодно.

Журналист: Государственные интересы не могут зависеть от ваших личных. Вам не кажется, что вы занимаете не своё место?

Петр Порошенко: Тогда скажите мне – чье я занимаю место? Кого вы можете предложить? Называйте, перечисляйте варианты, и мы вместе посмеёмся. Я, как вы сказали, уже 19 лет в политике и всех там знаю лично. Вы даже себе не представляете, о чем вы говорите. Яценюк, Тимошенко, Ляшко, Садовой, Лёвочкин, Тарута, Ахметов? Я надеюсь, – у вас хватит ума не называть эти фамилии в качестве кандидатов на президентский пост. Вы же реалист?

Журналист: Вы хотите сказать, что нет достойных?

Петр Порошенко: Достойные есть – денег нет. А голодранец во власти – это лишнее. Были бы умные, не были бы такие бедные. Коломойский бы очень посмеялся над вашими вопросами. Кстати, всем нам очень повезло, что не он президент. Логика его поступков выходит гораздо дальше границ этики и морали, даже для меня. Это патентованный финансовый крокодил. И гайки он заворачивать умеет, так что цените и радуйтесь тому, что имеете. Говорю совершенно искренне, поверьте, – из того что есть, я не самый плохой вариант.

Журналист: Из всего сказанного получается, что вы не собираетесь выполнять свои обещания перед гражданами Украины и используете государственный пост исключительно в личных целях. Вы ведь даже не скрываете этого?

Петр Порошенко: Чьи именно интересы я, по-вашему, должен защищать? Давайте определимся с интересами детально. Мы можем выйти прямо сейчас на улицу, и опросим 10 любых прохожих на предмет их интересов, и у каждого, я повторяю, у каждого, они будут свои. Более того, эти интересы будут противоположны. Но самое смешное, что мы с вами услышим противоположные желания от одного и того же человека. После того, что я сказал, чьи конкретно интересы я должен защищать и воплощать в жизнь? Почему я должен отдавать предпочтение исполнению чьих-то желаний? Люди сами часто не знают, чего они хотят, и выполнять их желания не имеет смысла.

Журналист: И какой из этого вывод?

Петр Порошенко: Пока люди занимаются поиском смыслов жизни и определяют свои интересы, – я буду заниматься удовлетворением своих интересов. Согласитесь, что глупо было бы с моей стороны терять время на ожидание появления чужих интересов у кого-нибудь, если эти интересы вообще когда-нибудь появятся.

Журналист: У кого-нибудь – это граждане Украины. Разве вы не должны заниматься формированием гражданского общества, учить людей формировать свои интересы?

Петр Порошенко: Не должен. Где именно в функциях и полномочиях президента прописано, что я должен формировать общество или учить людей защищать свои интересы? Если это нужно им, то пусть сами формируют и учатся. У нас зарегистрировано несколько сот политических партий, общественных движений, профсоюзов – пусть занимаются. Почему это все должен делать я?

Журналист: Потому что Украина находится в глубоком политико-экономическом и социальном кризисе. Все выдающиеся политические деятели в такой ситуации занимались формированием общества и проводили глубокие государственные реформы. Как это можно не понимать?

Петр Порошенко: Я хоть раз, хоть в одном своем выступлении сказал, что я особенный или выдающийся? Вы все время ожидаете от меня каких-то подвигов. Это в высшей степени наивно. Покажите мне такого политического деятеля у нас, в Украине, и я соглашусь с вами.

Журналист: И уступите ему президентское кресло?

Петр Порошенко: Я сказал – соглашусь с вами, а не уступлю. Мое правило – ничего в этой жизни не дается просто так. Мне пришлось долго ждать этой возможности и приложить немало сил, чтобы я кому-то что-то уступал. Вы же приехали на интервью со мной на своей машине, вы купили её для того, чтобы ездить, а не ходить пешком. Точно так же и я использую все свои ресурсы и полномочия для достижения своих интересов и своих благ. Половина наших с вами сограждан поступала бы точно также, окажись на моем месте – это элементарная зависть.

Журналист: Тогда государственных деятелей надо избирать из другой половины. Мне очень не нравился Янукович, но, мне кажется, он был намного человечнее Вас. У него были хоть какие-то внутренние моральные барьеры.

Петр Порошенко: Это второе ваше утверждение! Осталось последнее. Из-за своих моральных барьеров Янукович потерял свой пост. Где были его моральные барьеры, когда он финансировал националистов или постоянно менял внешнеполитический курс? Какие барьеры мешали ему удовлетворять свои амбиции и наживать состояние? Тут надо выбирать, или моральные барьеры или личные интересы. Ваш пример неудачный.

Журналист: Он хоть во что-то верил, а во что верите вы?

Петр Порошенко: Я верю в возможности, в свои возможности. И хочу, чтобы их было больше. А вы рассуждаете, не обижайтесь, как неудачник, и Янукович тоже неудачник. Проигравший и слабый всегда виноват, а сильный – всегда прав. Ваши идеалы и моральные ценности это иллюзии, они только мешают вам в достижении успеха. Я действительно делаю все, чтобы Украина вошла в западную цивилизацию. Вы думаете, почему я так искренне принимаю западные моральные ценности? Там никто не лезет в душу с нравоучениями и непонятными идеями о социальной справедливости. Все логично и точно. Там ценят личный успех, а успех это средства и возможности, и никто не вправе совать свой нос в чужие дела. Тем более весь мир глобализируется.

Журналист: Вы так отзываетесь о Януковиче, а ведь известно, что вы в свое время искали дружбы с ним, даже шли на унижения, не так ли?

Петр Порошенко: Вы лишний раз подтвердили, что я прав. В достижении успеха нет барьеров, я оказался терпеливее и хитрее, поэтому по праву занял пост президента. Так же по праву слабого Янукович его потерял – все встало на свои места. Наше время на исходе, заканчивайте интервью.

Журналист: Я задам ряд коротких вопросов. Вы не боитесь нового переворота?

Петр Порошенко: Я легитимен и это официально признано мировым сообществом. В случае переворота новые власти не будут легитимны, легитимность – это основная проблема моих оппонентов.

Журналист: Почему вы не прекратили войну?

Петр Порошенко: После событий Майдана в Киеве и по всей Украине появилось много радикальных вооруженных групп, это могло выйти из-под контроля. Надо было организовать этих людей и отправить на восток, это был лучший способ купировать проблему – занять этих людей тем, чем они хотели заняться, отправив их подальше от Киева.

Журналист: Уничтожать друг друга? Вы не думаете, что это аморально и преступно?

Петр Порошенко: В масштабах государства нельзя рассуждать моральными категориями. Методы могут быть эффективными или неэффективными. А преступления могут быть признаны только судом.

Журналист: Есть данные, что во время событий «Илловайского котла» вы занимались решением своих личных оффшорных интересов. Как вы это можете объяснить?

Петр Порошенко: Офшоры – не запрещены и не могут преследоваться по закону. Если вы считаете иначе – подавайте в суд. «Илловайский котел» – имеет отношение к военным действиям на востоке. Эти события никак не могут быть связаны между собой. Если ведется АТО, это не значит, что мне надо отказаться от завтрака или обеда.

Журналист: Вы и ваши единомышленники делаете бизнес на военных поставках?

Петр Порошенко: Снабжением армии должен кто-то заниматься. И не бесплатно. Почему этим кто-то не можем быть мы? Это бизнес в угоду национальных интересов.

Журналист: Насколько сильно сегодня влияние на вас внешнеполитических сил?

Петр Порошенко: В политическом смысле – сильное. В экономическом – очень сильное.

Журналист: Почему вы не ведете борьбу с коррупцией?

Петр Порошенко: Это может нарушить шаткий внутриполитический баланс.

Журналист: Зачем тогда эти коррупционные скандалы?

Петр Порошенко: Это эффективный способ давления на политических противников и управления политическими процессами, их развития в нужном для заинтересованных сторон направлении.

Журналист: Украинская коррупция вообще победима?

Петр Порошенко: Сегодня нет, – это может спровоцировать раскол и полную смену политических элит. Последствия этого могут быть необратимы и тяжело предсказуемы.

Журналист: С чем связаны дикие кадровые решения, назначения некомпетентных людей на ключевые государственные должности?

Петр Порошенко: С тем, о чем я уже сказал – управлением политическими процессами.

Журналист: Эти люди некомпетентны, зачем они вам нужны?

Петр Порошенко: Их некомпетентность меньшая угроза по сравнению с угрозой потери контроля над политическими процессами.

Журналист: Расследования по расстрелу на Майдане и трагедии в Одессе тоже не проводится из-за опасения потери контроля над политическими процессами?

Петр Порошенко: Да.

Журналист: Это тупик, так ведь не может долго продолжаться?

Петр Порошенко: Пока не появятся другие решения.

Журналист: Но ведь именно вы и должны их искать, сами решения не появятся?

Петр Порошенко: Время интервью закончилось. Да! Почему вы не задали мне вопрос о продаже «5 Канала»?

Журналист: После того, что я услышал, это бессмысленно.

Петр Порошенко: Вы быстро учитесь. Желаю вам удачи.

Обычный гражданин



Tags: порошенко, реальность, только факты, украина, украинская власть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments