lohmatiy77 (lohmatiy77) wrote,
lohmatiy77
lohmatiy77

Выводы из молдавского «судебного путча»: фундамент сопротивления

Между погромами 7 апреля 2009 года и судебным путчем октября 2017, незаконно превратившим пророссийского президента в «конституционного монарха» без права на политическую деятельность, прошло почти десятилетие. Самыми крупными политическими событиями этого периода стало полное разложение и превращение из партии власти во второстепенного игрока т.н. партии «коммунистов». Добавим ещё и усиление позиций прорумынских националистов, которые, как одно время казалось, становятся пережитком прошлого, и практически полный захват страны кланом сутенера В. Плахотнюка, избавившегося, от одного за другим, от всех влиятельных подельников по преступной олигархической коалиции.

Какие выводы можно сделать из произошедших за эти годы событий?

Первое. Преступный режим сутенеров и аферистов использовал, и будет использовать страну исключительно для личного обогащения, примерно как «Семибанкирщина» в России 90-ых, или олигархическая клика в Киеве. Временщики – есть временщики. Любые политические маневры – лишь способ продлить собственное существование на определенный срок. Вывод из этого один — ВЛАСТЬ ОТДАВАТЬ ОНИ НЕ БУДУТ! Её у них можно только отнять.

Второе. Теперешняя молдавская конструкция – это симбиоз временщиков и западных неоколониальных сил. Условный, коллективный «запад», в виде Еврокомиссии, Госдепа, совета и органов НАТО, различных фондов и организаций, продлевает существование режима временщиков в обмен на жесточайшую экономическую эксплуатацию населения, де-факто колониальный статус Молдовы и участие в антироссийском сборе восточноевропейских шавок – программе НАТО «Восточное партнёрство».

Третье. Объединение с Румынией — не страшилки приднестровских бюрократов, как нам пытаются объяснить некоторые русскоязычные господа-западники в Кишинёве. Это обретающая с каждым годом все более реальный вид весьма печальная перспектива — уничтожение и так слабой идентичности молдавского народа, традиционное угнетение национальных меньшинств (включая русскоязычных граждан), экономический диктат бухарестской мафии и евробюрократов, рост (за счет румыно-албанских головорезов) организованной преступности, и автоматическое вступление в НАТО. «Униря» закрепит режим временщиков в той или иной конфигурации на десятилетия вперед, сделает борьбу против них если не невозможной, то гораздо более сложной и опасной.

Четвертое. Наши временщики — это трусливые, алчные, и очень осторожные твари. Им есть что терять, в отличие от большей части народа. Они испугались сделанных своими же руками погромов 2009, а сейчас, устроив издевательство над законом в Конституционном Суде, продолжают действовать тактикой постепенного установления «скрытой диктатуры» через формально законные средства: суды, постановления парламента и правительства. Их самым слабым местом является неспособность совладать с народным взрывом, и они будут применять все методы – демагогию, суды, липовые митинги, чтобы не дать котлу взорваться.

Нельзя играть по правилам узурпаторов. Они избегают конфликта отнюдь не из-за человеколюбия и демократичности – по крайней мере, эти достойные человеческие качества, не мешают им заниматься разделыванием наших граждан на органы, торговлей наркотиками и людьми. Дело в том, что силовые возможности Кишиневской клики крайне ограничены.
Небольшая, в четыре тысячи человек и без современного вооружения, армия, проигравшая войну 1992 года, со значительным процентом призывников и низкооплачиваемым младшим офицерским составом (а одними НАТО-вскими брошюрами сыт не будешь), коррумпированная Национальная Полиция, не имеющая опыта борьбы с серьёзным революционно-повстанческим движением, местная разведслужба СИБ, и частные гвардии олигархов, замаскированные под охранные службы – вот и все силы, на которые может положиться режим. На трехмиллионное население это - капля в море. Да, эти силы могут достаточно эффективно подавлять сопротивление на первых этапах (если неправильно подойти к тактике борьбы с режимом), но абсолютно неспособны справиться с полномасштабным социальным взрывом.
Какие же силы должны осуществить этот социальный взрыв, способный смести не только текущую политическую конфигурацию из нескольких семей, но и в целом, уродливого монстра псевдогосударственности под названием «Республика Молдова»?

Очевидно, что возлагать надежды на законное взятие власти оппозицией через выборы, хоть трижды досрочные – глупо, бессмысленно и очень опасно, так как речь идёт о выживании целого многонационального народа. Вся наша оппозиция – это клики бизнесменов. Будь то «Партия Социалистов» И. Додона или «Наша Партия» Р.Усатого, все это лишь определенная юридическая форма для обслуживания интересов одного или нескольких мини-олигархов. Отличие нашей условной про-Российской оппозиции от власти – лишь в большем количестве русскоязычных бизнесменов в Центральных Комитетах партий. Как и на Украине, молдавские политики – мастера по «переобуванию в прыжке». И само собой, эти уважаемые люди никогда не пойдут на решительные действия в интересах народа (и я сейчас говорю не только о взятии власти, но и о радикальных экономических изменениях в стране, способных вытащить республику из болота). Их капитал с одной стороны, помогает им содержать кресла в парламенте, с другой превращается в золотые оковы, удерживающие их от резких движений.

Можно однозначно констатировать, что в бескомпромиссной и тотальной борьбе вместо театрализованного представления, нам с этими господами не по пути.

Когда каждый раз в прессе болтуны твердят о необходимости смены элит, не замаранной местными особенностями ведения бизнеса, возникает вопрос – где вы собираетесь брать эту новую элиту? У запада на это ответ готов – из сотрудников различных прикормленных НПО и редакций СМИ, из прошедших подготовку в НАТО военных, из выпускников западных ВУЗ-ов.

Что можем противопоставить власти мы, народ? Трезво констатируем – сейчас отсутствует критическая масса харизматичных, грамотных, опытных лидеров, способных взять власть. Нашу будущую элиту мы должны выковать в ходе борьбы. Она должна вырасти сама, пройдя через борьбу, сложности и опасности, принятие трудных и ответственных решений. Каждый, кто вступает в борьбу сейчас, имеет равные шансы вырасти в талантливого руководителя и лидера – всё зависит только от самого человека.

Вообще, важнейшим сдвигом в сознании нашего народа должен стать отказ от слепой языческой веры в вождизм, в то, что для победы нужно обязательно плестись за существующим царьком, кем бы он ни был – уличным демагогом из про-румынского студенческого объединения, или владельцем сети магазинов, решившим идти в парламент. ПРЕЖДЕ ВСЕГО ДОЛЖНА СТОЯТЬ ИДЕЯ а не портрет вождя, не конкретная партия. Причем, идея, не выраженная в примитивной, иррациональной агрессии к абстрактному противнику, в глупой агитке из двух-трех слов, а идея, заключающаяся в ясной и четкой программе, и недвусмысленных тактических инструкциях по её достижению.

Только рост политической и экономической грамотности, расширение кругозора- как личного, так и коллективного кругозора масс, может привести к кардинальным изменениям в местной политике, страдающей от некомпетентности и кумовства. После смены власти, это должно стать частью образовательной политики, сейчас же задача повышения общей и политической грамотности лежит на самих участниках сопротивления.

Какие методы можно и нужно применять в борьбе против незаконного режима?

На мой взгляд – практически любые. Необходимо избавиться от глупейших иллюзий относительно игры по правилам. Не обольщайтесь тем, что вы видите внешне мирные улицы и работающие магазины. Национал-маразматический режим местечковой румынской олигархии не менее преступен, опасен и жесток, чем африканские военные режимы диктаторов-людоедов, и любые методы противостояния ему, включая самые жесткие – оправданы как морально, так и тактически. Особенно нужно учитывать, что в противостоянии против силовых методов борьбы, как я писал выше, у режима нет особых сил и опыта.

Нужен широчайший спектр форм протеста и сопротивления – от легальной критики в прессе и интернете, от легальных акций протеста, от создания неофициальных профсоюзов и организации стачек, до силовых точечных акций против деятелей национал-маразматического режима, их партийных объектов, движимого и недвижимого имущества, офисов организаций и союзов.

Конечно, необходимо помнить о полном разделении легальной и нелегальной деятельности – нарушать этот принцип нельзя, и нам следует привыкнуть к этому «разделению труда».

Самым важным вопросом остаётся то, какую организационную форму должна принять нелегальная, подпольная борьба? Следующей ступенью после отказа от вождизма, в Молдавских условиях, несомненно, должен стать отказ от крупных, сильно централизованных форм политической борьбы. Легальной партии, как мы убедились на последних событиях, не дадут пройти к власти, сколько бы голосов за них народ не отдал. Создавать нелегальную партию – во первых, требует значительных финансовых ресурсов, а во вторых, будет подарком для полиции и спецслужб режима. На дворе далеко не октябрь 1917 года, и собрать крупное количество заговорщиков в одном месте, или даже организовать между ними устойчивые информационные связи означает подарить лишние звёздочки на погоны деятелям из «органов защиты прав временщиков».

Идея о том ЗА ЧТО, и главное КАК бороться – есть самодостаточный орган борьбы. Привлекая людей к самостоятельным акциям сопротивления, ограничиваясь лишь их дистанционным обучением, техническим и тактическим, культурным просвещением и общей координацией акций, мы приходим к наиболее эффективной форме автономного сопротивления индивидуальных и небольших ячеек, направляемой из единого Центрального Комитета. В случае провала одной из ячеек, силы остальных будут сохранены и смогут ответить силовыми акциями на террор властей. В случае гибели Центрального Комитета из рядов оставшихся невредимыми ячеек всегда выйдут новые координаторы, новый комитет.

Осознание того, что каждый из временщиков и их слуг уязвим, создаст напряжение в обществе, приведет к озлобленному лаю со стороны узурпаторов, и рано или поздно, в ухудшающихся экономических условиях, приведет к новым народным выступлениям против тех, кто не способен справиться даже с малочисленным подпольем.

Приведет ли такая тактика к немедленной и быстрой победе? Скорее всего, нет. Но она создаст фундамент для более масштабных форм борьбы.

В условиях, когда преступный режим сутенеров и контрабандистов столкнётся с более массовыми народными протестами разных форм, станет реальным возникновение крупных очагов сопротивления, возможно даже, в некоторых случаях, в виде провозглашения новых государственных образований. Наиболее перспективными, вероятными в этом направлении могут стать Кишинев, как столица, Бельцы на севере, Гагаузская автономия и Тараклийский район на юге. После возникновения таких очагов, все силы автономных ячеек должны быть направлены на подрыв олигархической власти в тылу, и поддержку народных сил в возникших очагах, с постепенным отходом от автономной структуры в более монолитную организацию на освобожденных территориях.

Именно эта организация, возникшая из переформатированных и объединенных ячеек, объединенная с другими здоровыми силами народного протеста и должна стать, после окончательной победы над преступниками-узурпаторами, базой для новой правящей силы в стране. Силы, способной ликвидировать отсталый, почти средневековый строй - решить вопросы национального и языкового равноправия, развернуть страну и её экономику в сторону братских народов России, и самое главное – модернизировать разрушенное за годы квазинезависимости производство, восстановив и создав современную промышленность и толкнув на научной основе сельское хозяйство из XV в 21 век. Иначе говоря – полностью переучредить государство.


Автор: Штефан Кайманов (Кишинёв), специально для ВосходИнфо
Tags: Игорь Додон, Молдавия, Молдова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments